Вы здесь
Антиледниковая концепция Чувардинского Гляциология Климат Сдвиг полюсов Терраметрия 

Антиледниковая концепция Чувардинского

В ПОДДЕРЖКУ КНИГИ ХЭПГУДА «ПУТЬ ПОЛЮСА«

Очень ВКУСНАЯ РАБОТА П.К.Скуфьина, Ю.Н.Голубчикова, С.П.Евдокимова, А.А.Предовского, задачей которой являлась как повторное поднятие подлинного антиледникового понимания геологических процессов, так и увековечивания памяти И.Г. Пидопличенко и В.Г.Чувардинского.

На фотографии: академик АН УССР Иван Григорьевич Пидопличко и геолог Мурманской геолого-геофизической экспедиции Василий Чувардинский. Киев, февраль 1967 г.

Аннотация.

На основе аналитического изучения монографических работ В.Г. Чувардинского по пересмотру положений общепринятой ледниковой теории авторы данной обзорной статьи пришли к выводам об убедительности его доказательств разломно-тектонического происхождения «ледниковоэкзарационных» типов рельефа Балтийского щита. Разработанная им принципиально новая методология валунных поисков рудных месторождений не только опровергла замшелую ледниковую методику, но уже привела к открытию
медно-никелевого месторождения, нового апатитоносного щелочного массива, перспективных рудопроявления медно-никелевых руд, платиноидов, коренного золота, хромитов, других полезных ископаемых.

Сквозное разбуривание ледниковых покровов Гренландии и Антарктиды по Международным проектам установило отсутствие валунного материала по всей толще льдов, в них фиксируются только пылевидное и мелкозернистое вещество, в основном, вулканический пепел. Придонные слои льда обездвижены, их функция – консервация геологической поверхности.

В области наук о Земле В.Г. Чувардинский далеко обогнал западную и нашу науку. Его полевые исследования на Балтийском щите позволили не только опровергнуть могущественную ледниковую теорию, но и взамен неё создать и обосновать новую геологическую концепцию. Совершенно прав был профессор В.З. Негруца, который в своей рецензии (Геоморфология. 2003. № 1) на работы автора писал: «Доказательства В.Г. Чувардинского о тектоническом происхождении геолого-геоморфологических признаков, традиционно связываемых с четвертичным оледенением, столь очевидны и воспроизводимы как натурными наблюдениями, так и геологическим моделированием, что представляются неопровержимыми и несомненными по своей сути».

В целом, оценивая научную значимость трудов В.Г. Чувардинского, можно утверждать, что по уровню проработки геологического материала, по ценности полевых исследований его работы сделали бы честь крупным коллективам научно-исследовательских институтов геологической и географической направленности. Его монографии в принципе представляют собой готовый материал для нескольких докторских диссертаций.

Радиоуглеродные датировки ископаемых органических остатков исключают материковое оледенение Фенноскандии и евроазиатских равнин. Ледниковая теория безнадежно устарела, но, будучи встроенной в бюджетную систему феодального типа, продолжает руководящее функционирование.

 

Введение

 

Ледниковая теория является одной из главных основополагающих парадигм в науках о Земле. По этой теории мощные ледниковые покровы с толщиной льда до 3,5-4,5 км мертвящим саваном погребали под собой цветущие равнины Европы, Северной Америки, Северной Азии. Даже шельфовые моря Северного Ледовитого океана закрашиваются материковыми льдами. Считается прочно установленным, что ледники не просто погребали моря и сушу, а выпахивали и вырезали в породах кристаллических щитов – Балтийском и Канадском, глубочайшие фиорды и желоба, многочисленные озёрные котловины и шхерный рельеф, друмлины и бараньи лбы. Они наносили на кристаллические породы борозды и штриховку, полировали их. Утвердились представления, что
ледники дробили коренные породы на глыбы и валуны, включали их в свои тела и перемещали за тысячи километров.

На платформенных равнинах ледниковая тектоника изображается необычайно мощной и сверхдинамичной: ледники исторгают (отторгают) из глубоких горизонтов платформенного чехла невообразимой величины отторженцы и перемещают их за многие сотни километров, они нарушают и разрывают осадочный чехол вплоть до кристаллического фундамента и сооружают гляциотектонические конечно-меоренные валы высотой до 150-180 м и длиной во многие сотни километров.

 

Материалы и методика

 

Основной фактический материал геолого-геоморфологической направленности был получен геологом В.Г. Чувардинским во время полевых экспедиционных работ в восточной (российской) части Балтийского щита за период с 1962 по 1998 годы. После замораживания геологической отрасли он приступил к самостоятельным полевым исследованиям в ключевых районах Балтийского
щита (в пределах Кольского полуострова и Карелии). В.Г. Чувардинский автор 14 монографий, в которых он основательно расшатал могущественную ледниковую теорию, выдвинул и всесторонне обосновал – с геологических, геоморфологических и биогеографических позиций новую оригинальную концепцию развития природы в четвертичном периоде. На указанные монографии опубликовано более 30 весьма содержательных рецензий видных ученых геологов и географов (в основном в рецензируемых журналах геологогеоморфологического профиля).

Основные результаты и методика работ В.Г. Чувардинского изложены в его геологических отчетах, сопровождаемых геологическими картами, а такжев серии авторских монографий. Из них наиболее практически значимых являются три книги, посвященных методологии валунных поисков рудных месторождений и поисковым результатам полученных на этой методике [1-3].

В этих и других монографиях дается последовательное обоснование неледникового происхождения и действительного механизма формирования многочисленных «ледниковых» форм рельефа и валунных отложений. Рассмотрены и палеогеографические вопросы [1-14].

 

Результаты исследований. Происхождение «экзарационноледниковых» типов рельефа

 

Наиболее важными и яркими признаками былых оледенений принято считать «экзарационно-ледниковые» типы рельефа: фиорды, шхеры, озерные котловины, бараньи лбы, курчавые скалы, полировку кристаллических пород, штрихи и борозды на них.

Эти образования являются оплотом ледниковой теории, основанием для идей об огромных покровных оледенениях равнин Северного полушария, столщиной льда до 3,5-4,5 км. Многолетние исследования В.Г. Чувардинского на Балтийском щите – стране классических и многообразных типов экзарационного рельефа, позволили установить, что этот рельеф имеет разломно-тектоническое происхождение.

Широкое использование аэро- и космоснимков, в сочетании с детальными наземными работами показали парагенетическую связь экзарационного рельефа с неотектоническими разломами, с зонами новейшей тектонической активизации. Подытоживая собранные данные, можно привести основные выводы В.Г. Чувардинского [1-4].

1. Кристаллический фундамент восточной части Балтийского щита разбит густой сетью неотектонических разрывов, среди которых выделяются глубинные, региональные и приповерхностные разломы: сдвиги, взбросы, сбросы, надвиги, раздвиги (рис. 1, 2).

2. Системы глубинных и региональных неотектонических разломов и крупные «экзарационные» формы рельефа, такие как фиорды, шхеры, озерные котловины в кристаллических породах, образуют единые парагенезисы. Указанные типы «экзарационного» рельефа являются геоморфологическим выражением новейшего разломообразования и неотектонического дислоцирования по разломам в условиях докембрийского кристаллического щита, испытывающего горизонтальное тектоническое сжатие.

3. Установлена парагенетическая связь и более мелких «экзарационных» типов рельефа (бараньих лбов, курчавых скал, полировки пород, систем штрихов и борозд) с такими структурами как надвиги, взбросы, сбросы и сдвиги. Массовое развитие этих форм рельефа наблюдается на окончаниях крупныхсдвигов, и они по существу представляют собой сместители и зеркала скольжения перечисленных разрывных структур, особенно, приповерхностных надвигов и многочисленных сколов, их смещенные элементы разрушены на мелкоглыбовый материал, впоследствии гравитационно смещенный к основанию склонов возвышенностей.

Рис. 1. Космический снимок северо-восточной части Кольского полуострова,
Мурманский геоблок архейских гранитоидов, разбитый густой сетью неотектонических разломов и трещин. Пересекающиеся разломы и трещины формируют множество озер, наиболее глубоких в месте пересечения разломов. Берег Баренцева моря осложнен разломно-тектоническими зонами – фиордами

 

Рис. 2. Космический снимок северо-западной части Кольского полуострова,
Мурманский геоблок архейских гранитоидов. Хорошо выражены неотектонические разломы и региональная трещиноватость, которые формируют многочисленные тектонические озера с гранитными бортами и дном. Наиболее глубокие озера – на участках пересечения ортогональных разломов. Берег Баренцева моря осложнен разломными зонами, формирующими фиорды

 

Разломно-тектонический генезис данных структур дополнительно подтверждается следующими данными:

а) в контуре крупных обнажений кристаллических пород прослеживается погружение отполированных и изборожденных склонов бараньих лбов и курчавых скал под висячие крылья надвигов, взбросов и пологих сбросов. Полированные и штрихованные скалы «уходят» вглубь других скал и явно имеют разломно-тектонический генезис (рис. 3, 4).

б) в интрузивных массивах при гравитационном сползании блоков пород массово обнажаются отполированные поверхности типичных бараньих лбов внутриблочного происхождения (рис. 5).

в) зеркальная поверхность «лбов» покрыта пленкой милонизированных пород, а системы борозд и штрихов имеют параллельное и субпараллельное расположение, типичное для тектонических структур.

По системе региональных и глубинных разломов кристаллического фундамента заложены наиболее крупные типы «экзарационного» рельефа – фиорды, озерные котловины, шхеры. Приуроченность этих образований к неотектоническим разломам необычайно отчетливо читается на космоснимках, с системой ортогональных разломов связана их конфигурация. Фиорды, шхеры, озерные котловины, нередко ориентированы по 4-м направлениям, имеют резкие коленообразные изгибы, крестообразную форму – они сформированы на месте пересечений ортогональных разломов.

Различаются формы рельефа, заложенные по сдвигам и раздвигам. В первом случае на их бортах развиты многочисленные сколы, вторичные надвиги, тектонические зеркала скольжения, штрихи и борозды. Для форм рельефа, заложенных по разломам растяжения типичны ступени отрыва и сбросы, полировка и штриховка не характерны.

При принятии тектонического генезиса фиордов, шхер и озерных котловин отпадает необходимость прибегать к нереальным ледниковым построениям, кледниковому выпахиванию в кристаллических породах глубоких котловин, ущелий и долин, к сооружению громадных «гляциодислокаций», переносу отторженцев на сотни км.

 

Рис. 3. Неотектонические чешуйчатые надвиги («курчавые скалы») в мигматитах протерозоя. Видно погружение отполированных и штрихованных зеркал скольжения под смежные блоки пород; о. Путсаари, северная часть Ладожского грабена (фото В.Г. Чувардинского)

 

Рис. 4. Зеркало скольжения сдвига: общий вид дугообразного сдвига и зоны
тектонического дробления. Остров Овечий, Кандалакшский залив (фото В.Г. Чувардинского)

 

Рис. 5. Тектоническое формирование бараньих лбов на гранодиоритах. При гравитационном сползании блоков пород освобождаются отполированные сферические и яйцевидные поверхности внутриблочного происхождения. Развитие данного типа «лбов» связано с неотектоническим ростом куполов интрузивных пород (гранидиоритов). Остров у мыса Импиниеми, Ладожские шхеры (фото В.Г. Чувардинского)

 

Результаты гляциологических исследований.
Конец развесистой клюквы

Вузовские и академические ученые, объединенные в научно-ледниковые школы, постоянно ссылаются на ледниковые покровы Антарктиды и Гренландии, которые, по их мнению, как раз выполняли огромную тектоническую работу. Считается, что само существование этих могучих ледников свидетельствует о незыблемости и верности ледникового учения и что в четвертичный период подобные ледники выпахали и снесли с Балтийского щита толщи кристаллических пород мощностью до 200 м.

За разъяснением приходится обращаться к гляциологической деятельности именно этих ледниковых покровов, благополучно выполняющих свои ледниковые функции уже многие миллионы лет.

К настоящему времени работами гляциологов, геологов, буровиков и геофизиков изучена динамика и закономерности движения покровных ледников по всей их толще, во всему их разрезу. Особое, уникальное значение имеют результаты сквозного – до коренного основания, разбуривания льдов Антарктиды и Гренландии, выполненные по Международным проектам. Тщательное изучение многокилометровых колонок льда, а также изучение вертикальных обрывов льда и исследование льда в туннелях, пробитых в основании ледников, дали неожиданные результаты. Оказалось, вместо толщ мореносодержащего льда, сплошь начиненного огромными глыбами и валунами (что привычно изображается на схемах и рисунках в учебниках по общей и четвертичной геологии, по геоморфологии) в материковых льдах фиксируются только включения супесчано-глинистого и мелкоземистого вещества. Даже в придонных частях ледников – там, где принято помещать мощную придонную морену, набитую огромными глыбами и  утюгообразными валунами (например, в схемах В.М. Котлякова, и Н.В. Короновского), фиксируются только мелкие линзы и сгустки глинистого исупесчаного вещества, да редкие песчаные зёрна. Эти минеральные включения содержатся в сотых долях процента и, в основном представлены вулканическим пеплом, микрокосмическими частицами, эоловой пылью далеких пустынь, редкими включениями мелкоземистого терригенного вещества, а также спорами и пыльцой.

Гляциологами также установлено, что придонные слои льда покровных ледников (они по канонам ледниковой теории и должны выполнять всю геологическую работу) не участвуют в общем движении ледяных масс, они мертвым грузом сотни тысяч лет лежат на месте, предохраняя подстилающие породы от выветривания, от денудации. Более того, покровные льды сохраняют крупные палеотектонические озера, с их реликтовой, очень древней водой, сберегают их от пресловутого ледникового выпахивания.
Итак, вопреки канонам ледниковой теории покровные льды не срезают, не выпахивают, не вспарывают подстилающие породы, не формируют экзарационные типы рельефа и не создают разного рода «гляциотектонические» сооружения. Они не имеют включений глыб, валунов и после своего таяния могут оставить лишь тонкий, прерывистый чехол из супесчано-глинистых осадков.

Это и будет настоящая – основная или донная – морена покровного ледника. Но приверженцы ледника не желают считаться с результатами буровых работ в Антарктиде и Гренландии: четвертичные покровные ледники создали все типы ледниково-экзарационного и гляциотектонического рельефа, выламывали из коренных пород глыбы и валуны, переносили их за тысячи километров, убежденно утверждают они. Льды Гренландии и Антарктиды стали неугодными для гляциоучёных. А пока идет кабинетное укрупнение минеральных частиц до гравия в толщах Антарктического льда.

 

Минеральные частицы в толще покровных льдов

 

Известно, что ученые крайне неохотно меняют свои убеждения, антиледниковые материалы при этом просто замалчиваются. Некоторые же беззастенчиво пытаются укрупнить вещество, содержащееся во льду. Вот показательный пример. Ученые Института географии РАН в своей анонимной коллективнойрецензии (разумеется, отрицательной) на рукопись антиледниковой статьи в
журнал «Природа» утверждают следующее: «Представления Чувардинского о неспособности покровных ледников энергично выпахивать коренное ложе длянас неприемлемы, потому что в Антарктиде «установлена насыщенность льда минеральными частицами от глинистой до гравийной фракции» (скв.5Г). Посмотрим, что это за «гравийная фракция». Возьмем большую статью
В.Я. Липенкова с соавторами [15], в которой как раз дается детальное описание этой самой скважины, и во льду керна которой на глубинах 3311, 3538 и 3608 м были выявлены включения минерального вещества. Вот их выводы: «Микроскопические исследования включений во льду показывают, что они представляют собой скопления пылевидных алюмосиликатных частиц, которые сконцентрированы в малом объеме льда вокруг более крупных частиц размером в первые миллиметры. Общий размер таких скоплений частиц достигает 5-8 мм» (с. 225). Все ясно, это всего лишь скопления частиц, это сгустки минеральных
частиц, которые концентрируются внутри агрегатов льда – «малых объемов льда» – льда комковатой текстуры. И этот лед составляет основную часть этойминерально-ледовой массы, с частицами микронных и миллиметровых размеров, которую ученые из Института географии РАН смело выдают за «гравийную фракцию» морены. При таянии таких минерально-ледяных агрегатов они распадутся на воду и глинистые частицы и будет сформирована морена.

Конечно, ледово-минеральные агрегаты частиц могут иметь больший размер – вплоть до ледово-минеральных «валунов», но при таянии ледника они будут распадаться на воду и отдельные минеральные частицы. Кстати, и другие исследователи отмечают повышенную концентрацию минерального вещества в нижних частях покровных ледников. Но частота встречаемости частиц (их размер от микрона до 1-2 мм) даже в придонных частях льдов крайне мала: от 2 до 25 частиц на 1 м ледяного керна (Лейченков, Попков) [16].

Но как удалось столь долго скрывать, что никакой валунно-глыбовой мореносодержащей толщи в нижней части покровных льдов и по всему их разрезу не существует? То пылеватое, мелкоземистое вещество, которое в ничтожном количестве заключено во льду, гляциоученые умело выдавали за придонную морену. И все свято верили! А как иначе? Раз уверенно – назидательно употребляют термины «мореносодержащая толща, придонная морена», то там, в обязательном порядке должны быть глыбы и валуны. Толща льда просто начинена валунами и глыбами и это наглядно показывалось на многочисленных схемах и разрезах! Большим подспорьем для ледниковой теории было заключение Евтеева и ему подобных. Полвека пускали ледниковую пыль в глаза.

Как тут не вспомнить Г.Х. Андерсена, его сказку «Новый наряд короля» (1843 г.). Там камергеры и прочие придворные чины умело скрывали отсутствие на теле короля каких-либо одеяний, на все лады расхваливая новый наряд, невидимый для простолюдина. У нас же сторонники ледникового учения десятилетиями ревностно возносят осанну мореносодержащим толщам Антарктического и Гренландского ледниковых покровов, ледниковым куполам арктических островов. Это самый моренистый лед, утверждают они, самый утюгообразно-валунный!

Вот как продвинули невинный вулканический пепел да редкое терригенное вещество!

Нужна полевая документация, сопровождаемая фотодокументацией. И, наконец, такая документация для Антарктического ледникового покрова выявлена. В капитальном издании – в «Гляциологическом словаре» [17] опубликована фотография мореносодержащего льда (фото Х.19) с надписью: «Слои мореносодержащего льда в айсберге у берега Земли Уилкса» (рис. 6).

Действительно, в разрезе перевернутого айсберга видны лентовидные полосы черного, загрязненного минеральным веществом льда, чередующегося с чистым льдом. Но что за вещество слагает морену? Хорошо видно, что это мелкоземистое вещество и сквозь него местами просвечивает белый лед. Такие текстуры известны в литературе под названием «грязный лед», моренное вещество в нем представлено глинисто-алевритистым материалом. Никаких включений, хотя бы гравийно-галечной размерности, не говоря уже о валунах, в мореносодержащих льдах покровных ледников до сих пор не задокументировано.

Большие коллективы сторонников ледникового учения ничего красноречивее данной фотографии предъявить не могли, но они должны понимать, что таяниетакого мореносодержащего льда даст всего-навсего миллиметровосантиметровые прослои глинисто-алевритового осадка. Его-то, этот осадок, и надо считать настоящей донной мореной покровного ледника.

 

Рис. 6. «Слои мореносодержащего льда в айсберге у берега Земли Уилкса.
Антарктида» (Гляциологичекий словарь, 1984, фото Х.19)

 

Чем представлено это загрязняющее вещество, какой размер его частиц, каков минеральный состав и какое процентное содержание этого вещества вледяном керне? Увы, авторы методического пособия – ученые ВСЕГЕИ Ф.А. Каплянская и В.Д. Тарноградский скромно умалчивают обо всем этом, но употребляют термин «мореносодержащий лед». Но даже в донных частях горнодолинных ледников нет никаких валунов (рис. 7).

 

Рис. 7. Природный туннель в придонной языковой части горно-долинного ледника Матануска, Аляска. Промыт временными ледниковыми водотоками. В трехмерном обнажении льдов не отмечено никаких валунов или более мелких обломков, нет их ни в стенках ледника, ни в его подошве, ни в ледниковом потолке, ничего не осталось от вытаявшего льда, хотя на поверхности ледника имеется крупнообломочный материал, упавший на спину ледника с нависающих горных склонов. Фотодокументальный материал подтверждает выводы Э. Эвенсона и М. Клинча, изучавшими Аляскинские ледники Макларен и Галкана, о полном отсутствии в них донной морены

 

А что представляет собой «ледниково-валунная формация» на Русской равнине, которая связывается с Фенноскандинавским ледниковым покровом? Вполне точная ее литологическая характеристика приводится в коллективной работе И.И. Краснова и других авторов [18]: «Для ледниковой формации в целом характерно чешуеобразное залегание, наличие тесной связи с составом
подстилающих пород, структур захвата, присутствие ледниковых отторженцев, широкое развитие локальных морен, содержащих в своем составе включения буквально всех горизонтов нижележащих дочетвертичных пород». Добавлю: включая глыбы и валуны пород кристаллического фундамента, поднятые в составе тектонической брекчии по глубинным разломам фундамента и чехла.

Описанная Красновым с соавторами «ледниковая» формация, на самом деле является разломно-тектонической формацией и она образуется в шовных зонахактивных неотектонических разломов и в полосе их динамического влияния. Имеется и ряд других природных процессов ведущих к формированию валунных отложений, но из-за недостатка места они здесь не рассматриваются.

 

Валунные отложения Балтийского щита

 

Начнем с Балтийского щита. Что представляет собой основная (донная) морена этой обширной неотектонической структуры, сложенной архей – протерозойскими кристаллическими породами. Во-первых, это валунно-глыбовые отложения с заполнителем из глинистого песка, залегающие прямо на докембрийских породах. Средняя мощность этой валунно-глыбовой формации порядка 3-х метров.
Морена Кольского п-ова на 30-40% состоит из валунов и глыб, количество мелкозема (песка, глинистых частиц) – около 30%, материала щебнистогалечной размерности – около 25%. «Донная морена» залегает непосредственно на коренных породах. Ее мощность от 0,5 до 15-20 м, средняя мощность – 3-5 м. Валуны и глыбы в составе «морены» имеют размеры от долей метра до 1-2 м
в поперечнике. Не являются исключением глыбы размером 10-15 м по длине и 5-7 м по высоте. Иногда фиксируются и еще более крупные блоки пород. Размер таких глыб и блоков нередко намного превышает мощность «морены» и поэтому их иногда ошибочно принимают за обнажения (рис. 8).

Рис. 8. Разрушенный на крупноглыбовый материал тектонически надвинутый
блок гнейсо-гранитов. Запад Мурманской области; р. Пауст (фото В.Г. Чувардинского)

 

Рис. 9. Разрушение неотектонически активной габбро-норитовой протрузии на
крупноглыбовый материал. Юго-запад Мурманской области, оз. Кривое. (фото В.Г. Чувардинского)

 

Для познания генезиса морены и для целей валунных поисков важным является изучение состава валунов «донной морены». Еще 150 лет назад А.А. Иностранцев, при работах в Карелии, установил, что валуны в «морене» состоят из тех же пород, что и лежащие ниже коренные породы. Это важноенаблюдение было принято недоверчиво, однако, многочисленные современные исследования по восточной части Балтийского щита, в Финляндии, Швеции и Норвегии подтвердили наблюдения А.А. Иностранцева. Была установлена тесная зависимость состава валунно-глыбового материала «морены», и ее мелкозема и даже цвета от состава подстилающих и местных пород (работы Г.С. Бискэ, А.В. Сидоренко, Р. Куянсу, У. Хольтедаля).

Материалы по петрографическому составу валунов и галечной фракции «донных морен» западной части Кольского п-ова, показывающие их тесную связь с местными коренными породами, приведены в отчетах В.Г. Чувардинского по валунным поискам, а также в ряде геолого-съемочных отчетов Карельской, Центрально-Кольской и Тематической экспедиций ПГО «Севзапгеология». Получается, что ледник манкировал свою работу и обязанности по перенесению глыб и валунов. Что касается валунов и глыб кристаллических пород, несущих штриховку и борозды, то это самый верный признак их разломнотектонического происхождения.

Валунные поиски рудных месторождений

 

На площади Балтийского щита, особенно в Финляндии, давно применяется валунно-ледниковый метод поисков рудных ископаемых. Он основан на теории ледникового выпахивания, выламывания и отторжения коренных пород и перемещения валунов покровным ледником на расстояние до сотен и тысяч километров. Вместе с тем, валунно-обломочный метод безотносительно какойлибо теории успешно применялся еще рудознатцами на Урале в деле практических поисков залежей меди, а также каменного угля, драгоценных и поделочных камней.

На основе многолетних маршрутно-геологических валунных поисков, проведенных В.Г. Чувардинским на Кольском полуострове и в Северной Карелии, и детального изучения новейшей тектоники сделан вывод, что не ледники, а неотектонические разрывные деформации являются ключом к пониманию процессов формирования валунно-глыбовых отложений и их перемещения. Эта
концепция уже излагалась в книгах В.Г. Чувардинского [1, 2, 12], но за пределами России неизвестна или малоизвестна.

Для читателя наибольший интерес должны представить основные выводы, касающиеся именно разломно-тектонической концепции:

1. В зонах неотектонических разломов происходит хрупкое разрушение кристаллических пород на глыбы, валуны, тектонические блоки и клинья. Такие брекчированные крупнообломочные образования дислоцируются вдоль простирания разломов в соответствии с вектором смещения их крыльев. На участках взбросовых составляющих сдвигов часть брекчированных валунноглыбовых масс выводится на поверхность. Эти же процессы развиты в надвигах и взбросах.

2. Перемещение брекчий трения в шовных зонах разломов ведет к окатыванию глыб, их полировке, штриховке, превращению в уплощенные и утюгообразные валуны.

3. Простирание валунных шлейфов в плане совпадает с простиранием неотектонических сдвигов; валунные шлейфы группируются также вблизи шовных зон взбросов и надвигов, выходящих на поверхность; вдоль глубинных сдвигов формируется серия сменяющих друг друга конусов разноса валунов.

4. Крупно-обломочные массы перемещались как активно, в составе приразломно-шовных брекчий, так и пассивно – на поверхности дислоцируемых крыльев разломов. В зависимости от масштаба тектонических процессов вдольразломный транспорт валунного материала изменялся от десятков и сотен метров до нескольких километров. В зонах глубинных сдвигов вдольразломное
субгоризонтальное перемещение брекчированных масс достигает 20 км.

5. При подобном тектоническом механизме часть валунно-глыбового материала, в том числе рудного, выводилась из шовных зон разломов на поверхность с глубин от нескольких десятков до нескольких сотен метров. Это открывает возможность с помощью рудных валунов намечать положение слепых рудоносных массивов. Тем самым валунный метод поисков становится не только
поверхностным, но и глубинным.

Перечисленные выводы и тезисы опираются на комплексные геологические, геофизические, геохимические данные и на поисково-разведочное бурение. По предполагаемой методике отрядом В.Г. Чувардинского открыт ряд рудных объектов, в том числе медно-никелевое месторождение, новый апатитоносный щелочно-ультраосновной массив центрального типа, пластиноносные массивы, выявлен также ряд тел базит-гипербазитов, несущих медно-никелевое оруденение, обнаружены залежи магнетитовых кварцитов, хромитов, ураноносных метасоматитов, рудопроявления золота в коренных породах.

Те же закономерности проявлены и на Сибирской платформе (район Норильска).

Имея геологические разрезы по рудным и безрудным горизонтам и, используя материалы по валунной съемке, В.Г. Чувардинский пришел к простому выводу: рудные глыбы и валуны (равно глыбы и валуны вмещающих безрудных пород) уникального Талнахского медно-никелевого месторождения выводились по разломам – в составе тектонической брекчии на дневную поверхность. Основная часть рудных глыб и валунов своим появлением на поверхности обязаны Норильско-Хараелахскому глубинному сдвигу и оперяющим разломам. Ледник здесь оказался непричем.

Вот, что по этому поводу пишет в своей рецензии (Известия СмолГУ, №1, 2014) доктор геол. мин. наук, признанный специалист по медно-никелевым рудам П.К. Скуфьин (Геологический институт КНЦ РАН): «Анализ распространения рудных валунов в контуре рудных и околорудных тел Талнахакого медно-никелевого месторождения убеждает нас, вслед за В. Чувардинским, в том,
что шлейф рудных валунов формировался за счет выведения на поверхность тектонических блоков и брекчий трения по глубинному НорильскоХараелахскому разлому и системам более мелких оперяющих разломов. Даже состав этих обломков, среди которых – масса рудных разновидностей из глубинных горизонтов месторождения, недоступных мифическим ледникам, говорит в пользу этих выводов Василия Григорьевича, который остроумно обыграл ситуацию в монографии, возражая сторонникам ледникового выпахивания «мореных» обломков: для объяснения этого необычного состава морены необходимо в ледниковую теорию внести понятие «подземное ледниковое выпахивание».

Дополнительно приводятся фотографии приповерхностного тектонического разрушения на глыбы коренных пород (рис. 10, 11). При этом в основании надвигов образуются бараньи лбы.

Рис. 10. Процесс высвобождения из-под массива пород тектонического бараньего лба и разрушение части массива на глыбовый материал. Полированная поверхность «бараньего лба» прослеживается под ненарушенный блок. Гранитоиды. Шхеры у полуострова Кулхониеми, Северное Приладожье (фото В.Г. Чувардинского)

 

Рис. 11. Разрушенная сбросовая пластина, давшая крупноглыбовый материал нефелиновых сиенитов. Хибинский массив. Вертикальная стенка (обнажение нефелиновых сиенитов) представляет зеркало скольжения сброса

 

Фенноскандия и радиоуглеродные датировки костей мамонтов и ископаемой древесины

 

В статьях В.Г. Чувардинского 1970 г., на основе анализа материалов радиоуглеродных датировок, ставился вопрос об отсутствии материкового оледенения Фенноскандии в вюрмскую ледниковую эпоху.

По прошествии 30 лет, располагая значительно большим числом радиоуглеродных датировок (преимущественно по костям мамонтов), к довольно близким выводам пришли авторитетные исследователи – Ю.К. Васильчук, А.К. Васильчук, О. Лонг, Э. Джалл, Л.Д. Сулержицкий [19]. Они доказывают,что мамонты беспрерывно существовали на севере Евразии, по крайней мере, от 40 до 10 тыс. лет назад. И это, по их мнению, свидетельствует о нереальности покровных оледенений на северных равнинных пространствах.  Авторы далее пишут: «Особенно интересны в этом плане позднееплейстоценовые датировки мамонтов в Скандинавии – они указывают на распространение Скандинавской популяции мамонтов 40-10 тыс. лет назад; вероятно в этот период наряду с ледниками, здесь была распространена криолитозона с большими внеледниковыми участками».

Вывод очень осторожный, но он сам по себе лишает Фенноскандию привычной роли центра мощнейшего покровного оледенения с толщиной льда до 4 км.

Итак, прежний мощный, монолитный ледниковый щит оказался разобщенным на «большие внеледниковые участки», на разрозненные ледяные поля или ледниковые шапки. И эти внеледниковые пространства не могут быть отнесены к вершинам, возвышающихся над «невероятным ледниковым покровом» – на них просто отсутствует растительность – необходимая пища для проживания мамонтов.

Стало быть, с палеогеографических позиций нет основания считать Фенноскандию центром Европейского ледникового покрова и поэтому многочисленные ледниковые построения выглядят просто схоластическими. Можно сказать, что мамонты решили судьбу ледниковой теории не в пользу ее творцов.

После знаковой статьи Ю.К. Васильчука с соавторами появились новые сведения об обитании мамонтов в Фенноскандии во время последнего покровного оледенения. В монографии «Эволюция экосистем Европы при переходе от плейстоцена к голоцену (24-8 тыс. л.н.)» [20] приводится схема местонахождения остатков мамонтов в Швеции и Финляндии, в так называемой центральноледниковой зоне, где они обитали в течение всего «оледенения».

Ранее были опубликованы знаковые работы А. Гейнтца [21] по радиоуглеродному датированию бивня и челюстей мамонтов, обнаруженных в центральной части Норвегии в долине р. Логен. Получены следующие результаты: 19000±120, 20 000±250, 23 370±98 лет назад. Стало быть, животные паслись и размножались в этой живописной долине в самый разгар покровного вюрмского оледенения!

Другой норвежский исследователь Лейф Куллман (Kullman) [22] на основании радиоуглеродного датирования ископаемой березовой древесины и материалов других авторов пришел к выводу, что в северной части Норвегии во время максимума последнего оледенения в период 21-17 тыс. лет назад былисвободные ото льда участки, на которых и произрастала древесная растительность.

Но это не всё.

Большая группа ученых во главе с Л. Пардукки (Parducci et al) [23] не только подтвердили выводы Л. Куллмана, но и установили, что вовремя последнего оледенения на северо-западе Норвегии произрастала сосна и ель. Были получены следующие радиоуглеродные датировки по ископаемой древесине ели и сосны: 22000, 19200 и 17000 лет назад. Такой возраст древесины прямо сопоставляется с максимумом оледенения, но опять-таки ученые не снимают оледенения со Скандинавии, а лишь объявляют «безлёдным» район
находок древесины.

Авторы «Эволюции экосистем Европы…» по данному вопросу так же ограничивались осторожной формулировкой: «Данные по Фенноскандии показывают, что даже в этом регионе существовали обособленные популяции животных, обитавшие на свободных ото льда участках».

Рис. 12. Местонахождения ископаемых останков мамонтов в Фенноскандии времени последнего (вюрмского) покровного оледенения (26-10 тысяч лет назад). Абсолютный возраст образцов определен радиоуглеродным методом в тыс. лет назад. Жирным пунктиром показана площадь Фенноскандинавского ледникового покрова (схема составлена В.Г. Чувардинским по материалам
P. Ukkonen at al. [24, 25]; A. Heintz [21]; А.А. Никонова и Л.Д. Флейфель [26]

 

Материалы по обитанию мамонтов в Швеции и Финляндии, по древесной растительности в Норвегии и Швеции во время последнего оледенения постоянно пополняются. Новые радиоуглеродные датировки костей мамонтов, ископаемой древесины дополнительно подтверждают, что в интервале времени 26-10 тыс. лет назад никакого покровного оледенения в Фенноскандии не было.

Вот новые, дополнительные радиоуглеродные датировки по Фенноскандии (в тыс. лет назад): 25,9; 24,7; 24,5; 23,3; 22,4; 22,0; 19,2; 19,1; 18,5; 17,0; 16,9; 14,0; 27 13,3; 13,0; 12,9; 11,7; 11,0; (Ukkonen, at al, 2007; Ukkonen, at al, 1999; Kullman, 2008; Никонов, 2011; Parducci at al. 2012). Эти даты как раз соответствуют времени широкого и мощного последнего вюрмского оледенения (разумеется, в трудах ученых), его начала, максимума и деградации (рис. 12).

Получены также новые дополнительные радиоуглеродные датировки по костям мамонтов и по растительным остаткам, приходящимся на «межледниковье» — в тысячах лет назад: 26,2; 28,7; 29,4; 29,5; 31,0; 31,9; 34,5; 37,0; 40,2; 41,0 [24-26]. Хорошо изучены также датировки для голоцена (в основном, по торфу и древесным остаткам). Поэтому не представляется спасительной возможности поменять местами «оледенение» и «межледниковье», как это предполагалось некоторыми учеными. И нельзя «опустить» оледенение в голоцен – везде имеются доказательства произрастания в Фенноскандии древесной растительности или проживания мамонтов, как во время оледенения так и в межледниковье. Но ледниковая система не меняется, видимо нужно такое количество радиоуглеродных датировок и такое их территориальное распределение, чтобы места хватило бы только для малых горных ледников.

 

Научное рецензирование

На монографии В.Г. Чувардинского опубликовано более 30 рецензий. Они, в основном, напечатаны в рецензируемых журналах, которые «Решением Президиума Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки» включены в «Перечень» действительно научных изданий. Рецензии написаны видными учеными – геологами и географами – их список с указанием журналов прилагается.

1. Н.Г. Чочиа – «Геоморфология» № 3, 1999
2. Н.Г. Чочиа – «Вестник Мордовского госуниверситета», № 1-2, 2000
3. В.Г. Зайцев – «Отечественная геология», № 5-6, 2002
4. В.Г. Зайцев – «Отечественная геология», № 4, 2013
5. В.С. Зархидзе, Е.Е. Мусатов – «Изв. РГО», вып. 3, 1999
6. В.С. Зархидзе, Е.Е. Мусатов – «Изв. РГО», вып. 5, 2001
7. Ю.Н. Голубчиков – «География», № 26-28, 2004
8. Ю.Н. Голубчиков – «Геоморфология», № 1, 2010
9. Ю.Н. Голубчиков – «Изв. СмолГУ», № 2, 2010
10. Ю.Н. Голубчиков – «Изв. СмолГУ», № 2, 2014
11. В.З. Негруца – «Геоморфология», № 1, 2003
12. С.П. Евдокимов – «Изв. СмолГУ», № 2, 2009
13. А.А. Предовский – «Геотектоника», № 2, 2002
14. А.А. Предовский – «Геоморфология», № 1, 2002
15. А.А. Предовский – «Изв. СмолГУ», № 2, 2013
16. А.А. Предовский – «Изв. СмолГУ», № 2/1, 2015
17. П.В. Фролов – «Изв. РГО», № 3, 2013
18. П.В. Фролов – «Изв. СмолГУ», № 1, 2013
19. В.Н. Долженко – «Разведка и охрана недр», № 1, 2003
20. В.Н. Долженко – «Изв. Высших учебных заведений. Геология и разведка», № 6, 2002
21. Л.Р. Серебрянный – «Геоморфология», № 3, 1999
22. П.К. Скуфьин – «Изв. СмолГУ», № 1, 2014

Ряд рецензий – Р.Б. Крапивнера, Г.А. Беленицкой, А.А. Предовского, В.Г. Зайцева, В.З. Негруцы, опубликованы в нерецензируемых изданиях.
Из 22 рецензий, разрешенных ВАК, 21 рецензия сугубо положительные ибезусловно содержательные. Одна рецензия, хотя тоже содержательная, но неисправимо отрицательная. Это рецензия Леонида Рувимовича Серебрянного («Геоморфология», № 3, 1999) – известного ученого из Института географии РАН. Он и его консультанты из Института географии и МГУ решили основательно проучить В.Г. Чувардинского и свой полемический запал обрушили на  его книгу 1998 года издания [2]. Однако раскритикованный геолог уже давно считает, что критика, какой бы она не была, более полезна, чем иная хвалебная рецензия. Почему? Прежде всего потому, что на отрицательную рецензию можно дать развернутый ответ и даже добиться его опубликования в том же журнале. Что и сделал В.Г. Чувардинский, составивший «Ответ рецензенту», который и был напечатан в журнале «Геоморфология», №1,2001. Получилось дополнительное, очень яркое развенчание ледниковой теории. Оторопевшие ученые (Серебрянный и его консультанты) собрались дать контррецензию, дошли до составления рабочего варианта, но дальше дело не пошло. А жаль. Это хлеб для геолога, имеющего за спиной огромный фактический материал, собранный в своих полевых исследованиях.

С тех пор прошло 20 лет, В.Г. Чувардинский за это время опубликовал еще 12 монографий, но при новом редакторе «Геоморфологии» было объявлено табу даже на упоминание книг В.Г. Чувардинского и никакой автор не мог в этом журнале напечатать еще хотя бы одну рецензию. Вот наиболее яркий пример.

Новый состав «Геоморфологии» решил отклонять не только антиледниковые статьи В.Г. Чувардинского, но и рецензии, которые прислали на его монографию ученые из МГУ и Карельского научного центра. Рецензировалась книга «Четвертичный период. Новая геологическая концепция»[8]. Через несколько месяцев автор первой рецензии Ю.Н. Голубчиков узнал, что бумажная и электронная версия рецензии были «потеряны» в редакции. Затем вместо «утерянной» была еще раз послана эта же рецензия, и, наконец, в марте 2013 г. пришел удивительный ответ, вот его электронная копия:

«Глубокоуважаемый Юрий Николаевич!
Мы ценим Ваш интерес к журналу и нам понятна ваша точка зрения, спасибо. Журнал публикует рецензии на книги только по заказу редколлегиии выбор рецензируемых трудов и рецензентов – прерогатива редколлегии. К сожалению, редколлегия не считает целесообразным публикацию вашейрецензии на книгу Чувардинского, 2012 г.
С уважением, зав. редакцией журнала «Геоморфология» Е.А. Карасева».

В редакции журнала «Геоморфология» напрочь также была «утеряна» рецензия на эту книгу исследователя из Карелии (Институт геологии Кар. НЦ РАН) П.В. Фролова. «Утерянная» рецензия, не удостоилась даже неуклюжей формулировки, какую получил Ю.Н. Голубчиков. И только с годовым опозданием рецензия П.В. Фролова была опубликована в «Изв. РГО» вып. 3, 2013, а рецензия Ю.Н. Голубчикова увидела свет в «Изв. СмолГУ», № 2, 2014 – все безвсякого купирования. Но зато редакции «правильно-ледниковых» журналов широко используют анонимные рецензии своих штатных рецензентов – для безусловного отклонения антиледниковых рукописей. На эти любопытные анонимные отзывы В.Г. Чувардинский охотно публикует и «разъяснительные» отзывы. В частности они помещены в его книгу «Дискуссия с ледниковым учением» [11].

Заключение

 

Идеи о великих ледниковых покровах зародились в Альпийских горах почти два века назад. Европейские натуралисты И. Венец, Ж. Шарпантье, Л. Агассис, беря за основу горные ледники, быстро распространили ледниковые покровы неимоверной толщины на всю Европу, Северную Америку, Россию.
К настоящему времени эти построения оформились в могущественную ледниковую теорию, объединившую многие науки о Земле – от геологии и географии до климатологии и экологии. Великие естествоиспытатели Ч. Ляйелль и Ч. Дарвин, выступая против
ледниковой теории, выдвинули дрифтовую теорию, суть которой заключалась в переносе валунов морскими льдами и айсбергами. Но ледниковое учение оставалось незыблемым.
В середине XX века к идеям теории Ляйелля-Дарвина обратились советские геологи А.И. Попов, И.Д. Данилов, И.Л. Кузин, Н.Г. Чочиа. На основе своих материалов они сняли покровное оледенение с низменных, приморских территорий Западной Сибири и бассейна р. Печора. А легендарный киевский зоолог Иван Григорьевич Пидопличко (1905-1975) даже создал новое научное
течение – антигляциализм. Он опубликовал эпический 4-х томный труд «О ледниковом периоде» (1946, 1951, 1954, 1956), в котором на основании зоологических и палеоботанических данных отрицал покровное оледенение Европы и Западной Сибири.

И.Г. Пидопличко пришлось выдержать всю мощь советской номенклатурной критики, перешедшей в ожесточенное шельмование антигляциалиста. Но будучи закаленным в годы войны (Пидопличко в составе действующей Красной Армии прошел от Волги до германской реки Везер) он сумел устоять. К тому же шельмователи, всю войну просидевшие в Ташкенте, не осмелились доканать фронтовика, награжденного военными орденами.

Но и антигляциализм И.Г. Пидопличко, как и маринизм сибирских геологов оказался частной теорией, так как все они признавали наличие мощного оледенения в Фенноскандии и в Канаде. Все они считали экзарационные типы рельефа ледниковыми, а рельеф бараньих лбов, курчавых скал, полировку, штрихи и борозды на скальных породах – эталонно ледниковыми. Ничего, дескать, не попишешь – это неизгладимые следы ледника!

А вот заполярный геолог Василий Чувардинский казалось бы поставил перед собой нереальную задачу – установить действительное происхождение и действительный механизм формирования всех этих ледниковых признаков, геологических и геоморфологических критериев, лежащих в основе ледниковой теории. На это ушли десятилетия полевых исследований, но ему удалось доказать разломно-тектонический генезис экзарационного рельефа и разломноскладчатое происхождение озов и конечных морен, разработать новую методику валунных поисков рудных месторождений. А в конечном счете создать и всесторонне обосновать вместо устаревшей ледниковой теории, новую геологотектоническую концепцию.

Теперь мы приходим к пониманию, что, по крайней мере, с палеозоя природа Земли – как литосферная оболочка, так и органическая жизнь на её поверхности развивалась поступательно, эволюционно и не прерывалась схоластическими ледниковыми периодами. Пора приступить к ликвидации громадных белых пятен в сложной истории Земли.

Список литературы

1. Чувардинский, В. Г. Методология валунных поисков рудных месторождений / В. Г. Чувардинский. – М.: Недра, 1992. – 140 с.
2. Чувардинский, В. Г. О ледниковой теории. Происхождение образований ледниковой формации / В. Г. Чувардинский. – Апатиты: КНЦ РАН, 1998. – 302 с.
3. Чувардинский, В. Г. Неотектоника восточной части Балтийского щита / В. Г. Чувардинский. – Апатиты: КНЦ РАН, 2000. – 287 с.
4. Чувардинский, В. Г. Разрывная неотектоника и новые поисковые методики/ В. Г. Чувардинский.– Апатиты: КНЦ РАН, 2001. – 100 с.
5. Чувардинский, В. Г. Дискуссия с ледниковой системой / В. Г. Чувардинский. – Апатиты: КНЦ РАН, 2004. – 120 с.
6. Чувардинский, В. Г. Букварь неотектоники. Новый взгляд на ледниковый период / В. Г. Чувардинский. – Апатиты: КНЦ РАН, 2008. – 86 с.

7. Чувардинский, В. Г. Результаты сквозного разбуривания ледниковых покровов Арктики и Антарктиды и их значение для решения проблем четвертичного периода / В. Г. Чувардинский // «Изв. РГО». – 2012. – т. 144. – вып. 2. – С 28–41.
8. Чувардинский, В. Г. Четвертичный период. Новая геологическая концепция/В. Г. Чувардинский. – Апатиты: КНЦ РАН, 2012. – 180 с.
9. Чувардинский, В. Г. Четвертичный период. Новая геологическая концепция / В. Г. Чувардинский. – Саарбрюккен: Lambert Academic Publishing, 2013. – 302 с.
10. Чувардинский, В. Г. Было ли материковое оледенение Европы? Мифы и реальность / В. Г. Чувардинский. – Саарбрюккен: Lambert Academic Publishing, 2014. – 275 с.
11. Чувардинский, В. Г. Дискуссия с ледниковым учением. Ледниковые покровы или разломная неотектоника / В. Г. Чувардинский. – Саарбрюккен: Lambert Academic Publishing, 2015. – 331 с.
12. Chuvardinsky, V.G. Fault neotectonics – a metodic basis of boulder prospecting for ore deposits / V.G. Chuvardinsky. – Apatity: Print. Kola Science Center RAS, 2002. – 71p.
13. Chuvardinsky, V.G. Quaternary relief on the Baltic Shield. Continental glacier or fault neotectonics? / V.G. Chuvardinsky. – Lambert Academic Publishing, Saarbrücken: 2014. – 122p.
14. Чувардинский, В. Г. Проблема покровных оледенений Арктики и Субарктики. Геолого-тектонические и гляциологические доказательства системной ошибочности устоев и критериев ледниковой теории / В. Г. Чувардинский. – Саарбрюккен: Lambert Academic Publishing, 2016. – 194 с.
15. Лейченков, Г. Л. Прогнозный осадочный разрез подледникового озера Восток / Г. Л. Лейченков, А. М. Попков // Лед и Снег. – 2012. – №4. – С. 21–30.
16. Липенков, В. Я. История климата и оледенения Антарктиды по результатам изучения ледяного керна на станции Восток / В. Я. Липенков, Н. И.

Барков, А. Н. Саламатин // Проблемы Арктики и Антарктики. – 2000. – вып. 72. – С. 197-236.
17. Гляциологический словарь. / под. ред. В. М. Котлякова. – Л.: Гидрометеоиздат. – 1984. – 528 с.
18. Краснов, И. И. Гляциальная теория на территории северо-запада ВосточноЕвропейской платформы / И. И. Краснов // Палеогеография плейстоцена севера Евразии. – Л.: Наука, 1986. –С. 13–18.
19. Васильчук, Ю. К. Новые данные о популяции мамонтов в позднеплейстоценовой криолитозоне Евразии / Ю. К. Васильчук, А. К. Васильчук, О. Лонг, Э. Джалл, Л. Д. Сулержицкий // Докл. РАН, 2000. – Т. 370. – № 6. – C. 815–818.
20. Эволюция экосистем Европы при переходе от плейстоцена к голоцену (24-8 тыс. лет назад) / под ред. А. К. Марковой, Т. ван Кольфсхохтен. – М.: КМК. – 2008. – 556 с.
21. Heintz, A. Two new finds and two new age – determinations of mammoths from Norvay / A. Heintz – «Norsk geol. tidsskr.». – 1974, 54. – №2. – P. 203–205.
22. Kullman, L. Early postglasial appearance of trees on species in northern Scandinavia: review and perspective / L. Kullman // Quaternary Science reviews. – 2008. – № 27. – P. 2467–2472.
23. Parducci, L. et al. Glacial survival of boreal trees on northern Scandinavia / L.Parducci // Science 335. – 2012. – P. 1083–1086.
24. Ukkonen, P. et al. New radiocarbon dates from Finish mammoths indicating large ice-free areas in Fennoscandia during the Middle Weichselian / P. Ukkonen // Journal of Quaternary science. – 1999. – №14. –. Р. 711–714.
25. Ukkonen, P. et al. MIS 3 mammoth remains from Sweden – implications for faunal history, paleoclimate and chronology / P. Ukkonen // Quaternary Science Reviews, 26. – 2007. – P. 3081–3098.
26. Никонов, А. А. Мамонт и человек на пути в Северную Европу / А. А. Никонов, Л. Д. Флейфель // Природа. – 2011. –№12. 27–34.

 

Источник: http://rjee.ru/wp-content/uploads/2016/12/rjee_1_4_2016_1_skufin_rus.pdf

 

Похожие записи

Оставить комментарий